После обеда они лежали на надувных матрацах, подставив лицо и тело
солнцу, последнему горячему осеннему солнцу.
– Гога, – сказала Катерина, – я должна тебя предупредить. Я не та, за
которую ты меня принимаешь.
– Конечно, не та, – согласился Гога, – Ты лучше.
– Я серьезно, – сказала Катерина.
– Она серьезно, – подхватила Александра. – Она не из
фабрики-прачечной, она крупный…
– …руководитель промышленности, – подхватил Гога.
– Да, – серьезно сказала Катерина.
– Она еще и депутат, конечно, – сказал Гога.
– Да, – подтвердила Катерина,
– Туда-сюда ездит по заграницам. И только вчера вернулась из Парижа.
– Не вчера, – сказала Катерина, – а две недели назад.
– Не будем мелочиться, – сказал Гога, – День, неделя плюс-минус – не
имеет никакого значения.
– Я это серьезно, – сказала Катерина.
– Я тоже – сказал Гога. – Ты – серьезная женщина, я – серьезный
мужчина.
– Гога, вы молодец, – И довольная Александра захлопала в ладоши.
Вечером они возвращались в Москву,
– Гога, – начала Александра. – Наша соседка, уезжая в отпуск,
оставила машину на ремонт и просила ее забрать. Вы поможете?
– Когда забирать-сегодня, завтра? – спросил Гога.
– Прекрати, – предупредила Катерина.
– Можно завтра, – сказала Александра.
– Ладно, тогда завтра, – согласился Гога.
Они подъехали к дому. Во дворе на лавочке сидел молодой человек,
очень высокий и очень худой. По тому, как он поднялся увидев их, Гога все
помял сразу.
– Твой? – спросил он Александру.
– Мой – подтвердила Александра. – Мам, мы погуляет, не много.
– До одиннадцати, – предупредила Катерина.
– Само собой, – согласилась Александра.
Гога и Катерина поднялись в квартиру.
– Поговорим, – предложила Катерина.
– Поговорим, – согласился Гога и бросился к телевизору. – Извини,
наши играют с канадцами.
И Гогу уже больше ничего не интересовало, кроме игры.

Катерина встретилась с молодым человеком, который присутствовал на
совещании НИИ и комбината, в кафе.
– Витя, почему вы промолчали на совещании? – спросила она, когда
принесли кофе.
Пока молодой человек обдумывал, что ему ответить, Катерина
стремительно перешла в наступление.
– Витя, хотите перейти а СКВ нашего объединения? Мы тут же откроем
вашу тему.
– Вы откроете, а Павлов закроет, – мрачно заключил молодой человек.
– А вы не переоцениваете его возможности? – спросила Катерина.
– Скорее, недооцениваете вы, – так же мрачно заключил молодой
человек. – У него, как говорят сейчас, рука – большая и лохматая.
– Где? – спросила Катерина.
– У самого министра. Это все знают,
– А министр об этом знает? – спросила Катерина.
Молодой человек недоуменно пожал плечами.
– А вы думаете, кто-нибудь войдет к министру и спросит у него: это
правда, что вы поддерживаете Павлова?
– А почему бы нет? – спросила Катерина. – Я, пожалуй, зайду и спрошу.
– Вы это серьезно? – Молодого меловека это явно заинтересовало.
– Абсолютно, – заверила Катерина, вставая. – Подумайте о нашем
предложении. Вам будет интереснее, И зарплата больше.

Поздно вечером Гога и Катерина не спеша шли по Москве.
– А ты давно разошлась с мужем? – вдруг спросил Гога,
– Двадцать лет назад, – отпетила Катерина.
– А Сашке девятнадцать. – сопоставил Гога. – А еще раз выходила?
– Нет. Не получилось,
– Ну, ты как собака на сене, – возмутился Гога. – Ни себе, ни людям.
Нет, это возмутительно в такие годы жить одной.
– Ну, ты ведь живешь один, – сказала Катерина.
– Живу, – согласился Гога. – Но не так уж и регулярно один, –
посчитал он нужным признаться.
– Я тоже, – сказала Катерина, – не всегда была одна,
– А теперь все, – заключил Гога. – Побаловались, и хватит. Теперь я у
тебя, А если что замечу…
– Что тогда будет?
– Отлуплю, – убежденно заявил Гога.

Катерина и Людмила пили чай на кухне. Катерина рассказывала о своем
романе.
– Вначале меня это забавляло, а теперь я и дня без него прожить не
могу, – И Катерина грустно улыбнулась.
– Это любовь. – прокомментировала Людмила. – Когда у меня такое
бывает, я точно знаю – это любовь.
– Завтра ему все расскажу, и пусть сам решает!
– Не знаю, не знаю, – задумалась Людмила. – Мужики не любят, когда
выше их стоят.
– Да всегда кто-то выше стоит, – возразила Катерина.
– На работе – пожалуйста, а дома мужик хочет быть хозяином.
– А я что, возражаю? – удивилась Катерина. – Да на здоровье, будь
хозяином, мне только легче.
– Ой, не отпугнуть бы. Пусть вначале все-таки сделал бы предложение,
– засомневалась Людмила.

На территорию комбината, как и когда-то, двадцать лет назад, въехали
голубые автобусы ПТС и остановились у подъезда управленческого корпуса.
Катерина видела из окна своего директорского кабинета как выходили из
автобуса люди в кожаных куртках. Они тянули кабели, закатывали в здание
портативные телекамеры, отдаленно напоминающие те, которые она видела на
галантерейной фабрике.
Она не могла рассмотреть с высоты девятого этажа лиц, видела только,
что отдавал распоряжения человек в ярком зеленом костюме.
Катерина перешла к своему столу, грустно улыбнулась и закурила.
Операторами распоряжался старший оператор Рачков. Он, разумеется,
изменился, погрузнел, но не настолько, чтобы его было не узнать.
– Рудик. – К нему подошел режиссер, молодой человек. – Директриса
уехала в министерство, обещала быть через полтора часа. Успеете?
– Успеем, – сказал Рачков. – Витя, – отдал он распоряжение молодому
человеку, – из кабинета будешь вести ты. Мне лично надоели эти старушки,
которые бубнят одно и то же: производительность, пятилетка, эффективность,
трудовые традиции, выйдем к намеченным рубежам… я буду внизу, там хоть
есть девочки, на которых можно посмотреть.
– Ну, ты не прав, – не согласился режиссер. – Директриса –
экстракласс. Фигура! Ноги растут прямо отсюда. – И режиссер показал,
откуда растут ноги. – Кандидат наук и, главное, молодая. Недавно из
главных инженеров. И не замужем.
– Откуда такие точные данные?
– Из отдела кадров.
– Ладно, – сказал Рачков. – Тогда беру на себя. Витя, я на
директрису, а ты на производственные процессы.
Флегматичный Виктор кивнул.
Камера была установлена в директорском кабинете, а Рачков маялся в
приемной и от нечего делать просматривал проспекты, рекламирующие
продукцию комбината. Часы показывали без трех минут четыре. Секретарша
перехватила взгляд Рачкова и заверила его:
– Директор никогда не опаздывает,
– Так уж и никогда, – усомнился Рачков.
– Никогда, – ответила секретарша.
Словно в подтверждение ее слов, в приемную вошла Катерина.
– Здравствуйте. – Она протянула Рачкову руку, и тот галантно ее
поцеловал. – Через две минуты я буду готова. Заходите.
Рачков зашел вслед за Катериной в кабинет. Он был растерян. Он почти
точно мог сказать, что где-то видел эту женщину, но только не мог
вспомнить – где.
А Катерина меж тем села за свой стол, достала пудреницу, слегка
подкрасила губы, одним взмахом расчески отбросила волосы на плечи.
– Мы с вами где-то встречались. – Рачков улыбнулся. – Я ведь вас уже
показывал?

5 комментов
  1. мне непонятно, почему публикуются не копииоригинальных отформатированных сценариев, а какой-то литературный вариант передачи показанного на экране , да еще и в прошедшем времени. странно. чему тут можно научиться. почему не публикуюся сценарии так, как на американских сайтах по сценариям – в первом драфте, или во втором-третьем и т.д.? по их сценариям можно понять весь процесс трансформации сценария от его оригинального вида к каждой последующей ревизии. Почему нельзя так у нас?

    1. Потому, что при совке не существовало понятия “форматирование сценария”. Авторы сразу писали некую “киноповесть” в расчете, что ее опубликуют в журнале или книгой. А уже режиссер потом писал “режиссерский сценарий” лишь отдаленно напоминающий “формат”)

  2. Интересно, что в каком драфте появилась линия Людмила-Гирин? Или она родилась уже в режиссёрском сценарии?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.
Читать

Джокер. Сценарий (англ.)

Сценарий фильма “Джокер”, уже ставшего сенсацией этого года. Сценаристы – Тодд Филлипс и Скотт Сильвер. По словам авторов…