поломку, выходит она. Режиссер кивнула на Катерину. – Кто у нас на
третьей?
– Рачков.
– Передай ему, чтобы он взял ее проход на общем поаппетитней. Ножки,
бедра – зритель это любит, потом она десять секунд копается, потом я
возьму ее крупно. – Режиссер посмотрела на Катерину. – Скажешь несколько
слов.
– Я не знаю, что говорить. – Катерина растерялась окончательно,
услышав о Рачкове.
– Чего там не знать, – отмахнулась режиссер. – Что тебе нравится, что
ты собираешься здесь проработать всю жизнь.
– Я не собираюсь здесь работать всю жизнь, – сказала Катерина.
Режиссер достала из сумочки листок,
– Здесь примерные ответы, – сказала она. – А вопросы будет задавать
тебе диктор. Радуйся, что рядом с дикторшей снимаешься.

Катерина вышла в цех и увидела Рачкова, который устанавливал камеру у
второй линии. Она бросилась за станки и присела, чтобы он ее не увидел. Но
это было очень заметное место и проходившие мимо работницы поглядывали на
нее с удивлением.
– Что, тебе плохо? – спросила одна.
– Плохо, – ответила Катерина и сообразила, что это может стать
уважительной причиной, чтобы не выступать. Она бросилась в кабинет к
Кузьмичу.
– Я плохо себя чувствую, – начала она. – Я не могу говорить.
– Не придуривайся. – оборвал ее Кузьмич. – Тебя же вся страна увидит,
тебе письма будут писать.
И уже принесли халат и косынку. Ей помогли переодеться. Зазвонил
телефон. Кузьмич снял трубку,
– Тебя просят прорепетировать, – сказал он Катерине. – Давай жми.
Выхода не было. Катерина использовала последнюю возможность. Она
бросилась в женский туалет и закрылась.
Ее искали по всему цеху. Кто-то показал на туалет. Ее оттуда вывели
чуть ли не под конвоем. По бокам шли мастера, впереди – начальник участка.
И когда Катерина поняла, что выхода нет совсем, она решилась.
Она подошла ко второй линии, увидела удивленное лицо Рачкова, но
теперь ей уже было все равно. Она все сделала, как ее просили. Прошлась
между станками и, когда линия остановилась, сделала вид, что устраняет
неисправность.
Потом в кадр вошла дикторша, улыбаясь привычной телевизионной
улыбкой, и представила Катерину.
– Это Катя Тихомирова, – начала она. – Единственная девушка на
заводе, которая работает слесарем-наладчиком. Вы сами могли убедиться,
какие сложные станки на заводе. Так вот Катя может определить и исправить
любую неисправность. Катя, почему вы выбрали эту профессию?
– Я не выбирала, – ответила Катерина. – Просто у нас не хватает
слесарей.
– Но ведь вы сознательно, наверное, выбрали именно этот завод? –
направляла дикторша.
– Нет, – ответила Катерина. – По необходимости. Не заводе были места
в общежитии, а мне негде было жить.
– А вы не москвичка?
– Я из Смоленской области, – ответила Катерина.
Дикторша несколько растерялась. Интервью начинало идти не по
намеченному плану.
– Вы ведь работали штамповщицей, а перешли на более сложный и трудный
участок работы, не так ли? – спрашивала дикторша.
– Нет, – ответила Катерина. – Этот участок, если говорить о
физических нагрузках, более легкий, но здесь требуется более высокая
квалификация.
– Значит, вам не нравится просто механическая работа? – обрадовалась
дикторша. – Вы хотите работать творчески? Значит, вы сознательно перешли в
наладчики?
– Никакой особой сознательности не было, – честно призналась
Катерина. – Я даже не хотела, но меня попросил Кузьмич, извините, товарищ
Леднев, это наш начальник цеха, он хороший начальник, я не могла ему
отказать. А вообще в наладчики не очень хотят идти – мало платят. Здесь
есть какая-то недоработка, надо пересматривать нормы. За квалифицированную
работу надо и платить соответствующе.
Это было уже совсем не запланировано, и дикторша задала последний
вопрос:
– Катя, а какая ваша мечта? Вы, наверное, собираетесь учиться и
дальше, чтобы вернуться на свой родной завод уже инженером?
– Я думаю учиться дальше, – сказала Катя. – В этом году я провалилась
на экзаменах в институт, буду поступать на следующий год. Только я вряд ли
сюда вернусь. Я снова буду поступать в химикотехнологический.
– Удачи вам, Катя!
– Спасибо.
Дикторша улыбнулась в камеру. Красный глазок на камере погас, и она
облегченно вздохнула. А Катерина пошла к своим станкам. Пресс корежил
заготовку, Катерина посмотрела на бракованные детали и раскрыла свою сумку
с отвертками и ключами,
– Привет. – Рядом с ней остановился Рачков. – Интересная у нас с
тобой встреча получилась.
– И вправду интересная, – согласилась Катерина.
– А ты, оказывается, героиня!
– Тебя в этом что-то не устраивает? – спросила Катерина.
– Нет, я даже польщен.
Рачкова позвали, передача была окончена, и телевизионщики сворачивали
свое оборудование.
– Пока, – сказал Рачков. – Куда же теперь тебе звонить?
– Туда же, куда и звонил, – ответила Катерина.
– Но ведь, насколько я понимаю, этот телефон – липа!
– Это нормальный телефон, – ответила Катерина. – Если ты позвонишь,
мне передадут.

– Уже поздно. Десять недель.
– Я уже это слышала, – сказала Катерина. – У меня нет другого выхода.
– Выход всегда есть, – сказала врач. – Пусть зайдет ко мне отец
ребенка.
– Я не знаю, кто отец, – с вызовом ответила Катерина.
В приемной сидели будущие матери. Многие из них были с мужьями,
Сидели спокойные, умиротворенные молодые женщины, гордо выставив свои
округлившиеся животы.
– Ну что? – спросила Людмила, когда они вышли из консультации.
– Ничего нельзя сделать, – сказала Катерина.
– Надо же так влипнуть. – И Людмила закурила.
– Дай и мне сигарету, – попросила Катерина.
Она закурила неумело, первый раз в жизни.
Катерина была в женской консультации. Она молча оделась и посмотрела
на врача, усталую женщину средних лет.
– Что же, – сказала врач. – Пока все хорошо. Никаких отклонений от
нормы.
– Мне нужен аборт, – сказала мрачно Катерина.

Катерина встретилась с Рачковым на Суворовском бульваре.
– А что могу сделать я? – спросил Рачков.
– Поговори с родителями, может быть, у матери есть знакомые врачи,
которые согласятся сделать аборт.
– Еще чего, – отмахнулся Рачков. – Не хватало еще родителей
впутывать.
– А что мне делать? – спросила Катерина.
– Надо было раньше об этом думать, – раздраженно ответил Рачков.
– Тебе тоже надо было думать.
– А откуда известно, что этот ребенок от меня? – спросил Рачков. – Ты
меня обманула во всем. А может, вообще никакого ребенка нет? Я тебе не
верю.
– Прости меня, – попросила Катерина, – Я тебе клянусь. Я тебя никогда
в жизни не обмену. Ни в чем, никогда. Поверь мне.
– Значит, у тебя был такой тонкий расчет. – Эта мысль все больше
нравилась Рачкову.
– Нет, – сказал он, – Женщине, которая обманула один раз, нет веры на
всю жизнь. Я тебе этого никогда не прощу. Ты сама это заслужила.
– Что ж, – сказала Катерина, – может быть, ты прав. Я это заслужила.
Я тебя прошу только об одном; помоги найти враче.
– У вас на заводе есть поликлиника, – ответил Рачков. – У нас следят
за здоровьем трудящихся, у нас, как известно, самое лучшее медицинское

5 комментов
  1. мне непонятно, почему публикуются не копииоригинальных отформатированных сценариев, а какой-то литературный вариант передачи показанного на экране , да еще и в прошедшем времени. странно. чему тут можно научиться. почему не публикуюся сценарии так, как на американских сайтах по сценариям – в первом драфте, или во втором-третьем и т.д.? по их сценариям можно понять весь процесс трансформации сценария от его оригинального вида к каждой последующей ревизии. Почему нельзя так у нас?

    1. Потому, что при совке не существовало понятия “форматирование сценария”. Авторы сразу писали некую “киноповесть” в расчете, что ее опубликуют в журнале или книгой. А уже режиссер потом писал “режиссерский сценарий” лишь отдаленно напоминающий “формат”)

  2. Интересно, что в каком драфте появилась линия Людмила-Гирин? Или она родилась уже в режиссёрском сценарии?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.
Читать

Кавказская пленница. Сценарий

Кавказская пленница Сценарий Леонид Гайдай, Яков Костюковский, Морис Слободской По горам, среди ущелий темных, карабкаясь все выше и…
Читать

Джокер. Сценарий (англ.)

Сценарий фильма “Джокер”, уже ставшего сенсацией этого года. Сценаристы – Тодд Филлипс и Скотт Сильвер. По словам авторов…