–           А я шулер! – Он гордо хлопнул ладонью в грудь. – Где-то мы с тобой уже играли. В Чарджоу, да?

–           Где это, Чиржоу?

–           А-а… –  Давран засмеялся. – Водки хочешь? Сергей пожал плечами.

Давран встал, подошел к окну, свистнул. Переговорил с кем-то, сунул деньги, обернулся к Сергею.

–           Что хочешь? Манты? Шашлык?

–           Шашлык, – Сергей с иронией покачал головой.- Две порции.

…Они снова играли на нарах. Перед каждым кучами лежали деньги. Сидевший в углу парень-узбек, положив перед собой тюбетейку, играл сам с собой, бросая в нее камешки, приговаривал:

–           Келин, келин…

Иногда он смотрел на играющих, чуть улыбаясь, и повторял их движения незаметно.

–           Давран, – позвали из окна.

Он встал, подошел, вернулся с бутылкой водки, со свертками и стаканами. Разложил помидоры, горку шашлыка, пересыпанного луком, на колени, разлил в стаканы водку.

Азербайджанец даже привстал со своего места, вытянул шею, глядел на их стол.

Сергей с удивлением разглядывал еду.

Давран взял свой стакан, выпил, откусил помидор.

-Давай в “очко”, – захлебывался он мясом.

Сергей понюхал водку, почесал затылок. Выпил, крякнул в рукав, кивнул:

–           Давай.

–           В темную? – Давран привстал на коленях.

–           В темную! – подхватил мясо Сергей.

…Они сидели раскрасневшиеся, с сигаретами в зубах. Сергей что-то напевал. Давран раздал.

–           Себе, – Сергей оглянулся на шлюху.

Та приосанилась, встала. Прошлась, покачивая бедрами. Азербайджанец следил за игрой и косился на шлюху.

Он то садился, то вскакивал.

Открылись.

–           Девятнадцать? – удивился Давран.

–           “Очко”, – засмеялся Сергей. – Ох, шулер.

–           Я неправильно раздал, – оправдывался Давран, сгребая карты. – Тебе 19, а мне “очко”. Мне, мне должно было выпасть “очко”! Понимаешь?

Он потянулся за водкой. Бутылка была пуста.

–           Давай еще?

–           Можно.

Давран взял денег из кучки Сергея и подошел к окну. У окна два узбека принимали в камеру два чайника чая и лепешки.

Давран сказал им что-то, взял их за плечи и подвел к Сергею. Усадил. Обернулся, кивнул азербайджанцу. Тот осторожно присел на краешек, переложив свою книгу под мышку.

…Дым клубами гулял по камере. Гогот и говор на разных языках. Все сидели в кружок вокруг Даврана и Сергея, ели, пили, играли в карты. На нарах стояли шампанское, водка.

Сергей, выглянув из-за голов, заметил парня-узбека, по-прежнему сидевшего в углу. Сергей подошел к нему, присев на корточки, глядя на его игру, спросил:

–           Идем к нам. Хочешь водки?

Парень покачал головой.

–           Есть хочешь?

–           Нет, не хочу, – быстро ответил тот, глядя в пол, катая камешки в руке. – Скоро домой идти.

–           Брось его, – крикнул Сергею Давран, – это Хамид, он дурак, еще укусит, – и звонко засмеялся.

Хамид выглянул тут же из-за Сергея, улыбаясь Даврану.

–           Что смотришь? – крикнул Давран. – Забыл, во что играешь? – и запел что-то на узбекском.

Хамид, опустив голову, стал чертить что-то на полу пальцем перед собой. Сергей, пожав плечами, вернулся.

…- Не л-люблю шампанского! – прокричал русский мужик с разбитым лицом.

Шлюха улыбалась Сергею. Поправляла волосы.

–           Я тебе нравлюсь? – Сергей провел рукой по изуро-дованному лицу.

–           Ничего! – закокетничала она.

–           Не люблю шампанского!- снова закричал мужик и лег на бок, положив локоть под голову. –   Ненавижу!

Азербайджанец все тихо сидел с краешка и нюхал в стакане водку. Нюхал и морщился. Потом вдругразом проглотил. Посидел, прислушиваясь к песням, отложил свою книгу и вдруг заорал тонко и протяжно, вскочил на корточках на нары и, щелкая пальцами, притопывая, подпевая и подкручивая усы, пошел по нарам в танце.

Вечером, когда все, кроме Сергея и Хамида, спали,  дверь в камеру открылась и вошли два пьяных милиционера. Они привали какого-то мужика.

Один из них долго не мог развязать ему руки, связанные простой веревкой.  Другой, зевая, прислонился к стене.

Первый, наконец, справился: бросил мужика на Сергея.

–           Полегче, – громко сказал Сергей.

–           Что-о-о? – протянул милиционер и пнул Сергея по ногам.

Он взял Сергея за рубашку. Второй оживился, оттолкнулся от стены, пошел к ним.

Давран вскочил, встал перед ними.

–           Ака, не надо, зачем, не надо.

–           Уйди, Давран,- милиционер отодвинул Даврана.

Сергей ударил милиционера в переносицу так, что хрустнуло. Тот тяжело сел на задницу, закрыл лицо, повалился на бок.

Сергей шагнул ко второму, который доставал пистолет, и также, всем телом двинул в нос.

И второй тоже осел, закрыл лицо и полез под нары.

Сергей поднял оружие. Огляделся. Прислушался.

Все молчали. В коридора было тихо.

Сергей взял второй пистолет, вытащил запасные обоймы. Еще раз оглянулся на камеру, вышел.

Тут же в углу поднялся Хамид, не то скалясь, не то улыбаясь, вышел следом, заперев камеру.

Во дворе жара. Тихо. В тени лежит ленивая овчарка.

Сергей в нерешительности смотрел на нее и на приоткрытые ворота. Сзади свистнули, он обернулся, увидав улыбающегося Хамида в милицейской фуражке. Хамид посвистел собаке, засмеялся. Та поднялась и не спеша, виляя хвостом, подошла к нему.

–           Надо ехать, – сказал Хамид, гладя собаку.

Сергей, опомнившись, сбежал с крыльца к “Ниве”. Собака зарычала на него, но Хамид поймал ее за ошейник, успокоил.

Сергей, забравшись в машину, осмотрелся, изучая переключение скоростей. Хамид сел рядом.

–           Это вперед .  Это еще быстрей вперед, а это, это домой, назад, – радостно объяснил Хамид.

Сергей завел машину. Тихо выехали со двора.

–           Келин, келин, – тихо командовал Хамид.

На ходу, свободной рукой, Сергей положил на колени два пистолета.  Заметив восхищенный взгляд Хамида, протянул один ему.

Хамид, ласково поглаживая пистолет, прижал его к щеке:

–           Теперь ты будешь моя мама, – шептал он…

За городком они остановили машину. Хамид прихватил полосатый жезл, и они, ожидая попутки, пошли по обочине.

Навстречу прошли две машины, похожие на рефрижераторы. За рулем – солдаты, из маленьких зарешеченных оконец торчали гроздьями руки заключенных.

Потом показался полный автобус.

Хамид поднял жезл. Автобус остановился, водитель открыл дверь.

Хамид выбросил жезл, и они сели в автобус.

Хамид и Сергей шли кривыми, с глинобитными стенами, улочками, торопились.

Переулки бесконечные… Дети в галошах, старухи, бараны, на пустырях среди куч мусора и золы.

Хамид часто оглядывался.

Тупик.

Хамид открыл низкую калитку в дувале. Они спустились по крутым ступенькам вниз, где был огромный двор. Весь в зелени.

Во дворе никого. Они подошли к огромному дому. Прошли за него, попали в другой двор, такой же большой, со своим домом, пристройками.

Посреди двора толстая женщина возилась у огромного самовара. Она мельком глянула на Хамида и Сергея, отвернулась.

В следующем дворе у мотоцикла возился парень. Хамид сказал ему что-то, прошел в дом.

Сергей огляделся, сел на Лавку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.
Читать

Кавказская пленница. Сценарий

Кавказская пленница Сценарий Леонид Гайдай, Яков Костюковский, Морис Слободской По горам, среди ущелий темных, карабкаясь все выше и…
Читать

Паразиты. Сценарий (рус.)

Перевод на русский язык сценария фильма “Паразиты” / “Parasite”, получившего премию “Оскар” в 2020 году в номинации “За…