Стена слишком высока. Шурик решает преодолеть ее, воспользовавшись растущим рядом деревом. Он пытается залезть на него, но раздается звонок.

Шурик подходит к следующему дереву, дотрагивается до него, слышен другой сигнал — зуммер…

Два меланхолически настроенных пациента сидят на скамеечке. У каждого тюльпан в руке. Они нюхают цветы, затем форма цветка навевает на них воспоминания, и они с печальной улыбкой чокаются тюльпанами, как рюмками. К ним подходит Шурик.

— Сообразим на троих? — предлагает он.

— Грешно смеяться над больными людьми…

— Серьезно, я сбегаю, а?

— Отсюда не убежишь…

— Есть один способ.

Шурик шепотом излагает им свой план.

И вот уже этот план в действии. Партнеры влезли на толстую ветку дерева и изготовились к прыжку. Сам Шурик стоит внизу на одном конце подкидной доски, сооруженной из скамейки.

— Ап! — командует Шурик.

Партнеры прыгают на другой конец доски — и Шурик взвивается в небо, словно ракета. По точно рассчитанной траектории он перелетает через стену и… попадает в кузов грузовой машины, доверху нагруженной матрацами, которая случайно проезжала мимо.

Шурик удовлетворенно оглядывается. Наконец он на свободе! Внезапно машина, свернув за угол, останавливается у закрытых ворот. Шурик видит… табличку с надписью:

ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА № 1

Распахнулись ворота, машина двинулась. Шурик успевает соскочить на землю и, перебегая дорогу, чуть не попадает под колеса старенького санитарного газика.

Шурик отскакивает и замечает красный крест на машине. Он пускается бежать вдоль улицы.

— Стой! Псих! — слышен за его спиной голос.

Старенький газик мгновенно разворачивается и пускается в погоню.

Шурик оглядывается, видит преследующую машину, прибавляет ходу.

Машина нагоняет его, из кабины высовывается Эдик — молодой шофер, с которым Шурик делил дорожные трудности в начале своей фольклорной экспедиции.

— Что ты бежишь как сумасшедший? — говорит водитель.— Где твой ишак?

Этот неожиданный вопрос заставляет Шурика остановиться.

— А-а, здравствуй,— тяжело дыша, слабо улыбается Шурик.

— Что случилось? Куда торопишься?

—Туда! — неопределенно машет Шурик рукой.

— Садись!

Шурик колеблется. Но симпатичный горец располагает к себе. И Шурик решается.

— Спасибо! — говорит он и садится в кабину.

— Куда тебя везти? — спрашивает Эдик.

— Вот что… Я тебе все расскажу, а ты сам решишь, куда меня везти… Только давай поскорее! — Шурик нервно оглядывается.

— Машина — зверь! — гордо бросает водитель и нажимает на стартер. «Зверь» воет, но не заводится. Водитель мрачнеет.— Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! — начинает Эдик свое привычное проклятие, но в этот момент одумавшийся «зверь», взревев, срывается с места.

У телохранителей в «Орлином гнезде» только что закончилась обильная трапеза. Балбес и Трус составляют отчет шефу.

— Пиши с новой строчки,— лениво диктует Балбес, лежа под пледом и поглядывая на остатки пиршества: — «Обед» подчеркни… Значит, так. «От супа отказалась». В скобках: «суп харчо». Дальше… «Три порции шашлыка выбросила в пропасть». Теперь вино… «Разбила две бутылки»…

— Три,— поправляет Трус, показывая на откатившуюся пустую бутылку.

— Пиши «три»…

К воротам «Орлиного гнезда» подъезжает машина Эдика, настойчиво сигналя. Прибегает Балбес и распахивает ворота.

— Дача товарища Саахова? — спрашивает шофер.

— Ага…

— Санэпидемстанция…

Из машины выходят Шурик и Эдик. Впрочем, узнать их невозможно, так как на них белые халаты, медицинские шапочки, а лица до глаз закрыты марлевыми масками. Они входят в дом. На лестнице стоят Бывалый и Трус.

— Вам кого? — спрашивает Бывалый.

— В районе — эпидемия. Поголовные прививки. Ящур! Распишитесь! — протягивает Эдик книгу.— Обязательное постановление…

Троица переглядывается и решает не сопротивляться, идя на все, лишь бы поскорее сплавить непрошеных гостей.

— Рубашки снимать? — с готовностью спрашивает Балбес.

— Как раз рубашки не обязательно… Ложитесь на живот…

«Пациенты» укладываются и готовят плацдармы для уколов.

В стороне Шурик разламывает ампулы со снотворным и приготавливает шприцы. Эдик приступает к вакцинации.

Все три «пациента» лежат рядом на животах. Мы видим только их лица, но по выражению этих лиц догадываемся, что происходит в тылу.

К Трусу подходит Эдик со шприцем.

— Ой! — взвизгивает Трус.

— Спокойно. Я еще не колю.

— Ах, нет еще? Скажите, а это не больно?

— Все зависит от диаметра иглы.

— Скажите, а у вас диаметр?.. Ай!

Это укол умерил любознательность Труса.

— Уже, да? — с облегчением спрашивает он, но тем временем Эдик перешел к Балбесу. Тот настороженно принюхивается, почуяв знакомый аромат.

— Спирт? — оживляется он.

— Спирт,— подтверждает Эдик, дезинфицируя место для укола. На лице Балбеса появляется блаженная улыбка, с которой он и переносит вакцинацию.

Третий — Бывалый. Эдик, критически оценив его габариты, заменяет обычный шприц на ветеринарный. Тем не менее Бывалый реагирует на этот страшный укол не больше, чем на комариный укус. Лицо его абсолютно неподвижно.

Сделав укол, Эдик никак не может вытащить иглу обратно. Он тянет ее, как штопор из бутылки, потом хватается двумя руками, даже упирается ногой. Бывалый по-прежнему совершенно не реагирует, он даже не замечает, когда эта операция наконец кончилась.

— Лежите не двигаясь,— говорит Эдик.— Это новейшая вакцина замедленной усвояемости. В доме больше никого нет?

— Нет, нет!.. Никого, никого! — хором слишком поспешно отвечает троица.

— Спокойно! Лежите, лежите… Иначе — «мементо мори».

— Моментально…— поясняет Трус.

— …в море! — уточняет Балбес этот не совсем правильный перевод с латинского.

— Ассистент, воды! — приказывает Эдик. Отводя Шурика в сторону, он тихо добавляет: — Нина здесь, я уверен. Найди и предупреди ее.

— А когда они уснут? — так же шепотом спрашивает Шурик.

— Через полчаса. Иди-иди…

Шурик, сняв марлевую маску, поднимается по лестнице и видит, что одна дверь заложена снаружи большой деревянной балкой.

Нина, услышав шаги, прильнула к замочной скважине. Зачем тут появился ее коварный похититель? Какую новую подлость он готовит?

А внизу Эдик, как говорят футбольные комментаторы, тянет время. Он читает лежащей троице популярную лекцию по сангигиене. Добросовестный Трус даже конспектирует ее.

— Фильтрующийся вирус ящура особенно бурно развивается в организме…

— Короче, Склихасовский! — подгоняет нетерпеливый Балбес.

— Тебе неинтересно — не мешай,— одергивает его Трус— Пожалуйста, дальше…

— Особенно бурно развивается в организме, ослабленном никотином, алкоголем и…

— …излишествами нехорошими,— подсказывает Трус.

— Да, таким образом…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.
Читать

Паразиты. Сценарий (рус.)

Перевод на русский язык сценария фильма “Паразиты” / “Parasite”, получившего премию “Оскар” в 2020 году в номинации “За…