— Да мой осел идет за вами, как привязанный.

— Осел? — недоверчиво переспрашивает Нина.

— Ну да.

— Значит, это он меня преследовал?

— Он, он.

— А я думала…— озорно начинает Нина, но Шурик ее решительно перебивает:

— Нет-нет, он!

Так несколько необычно завязывается знакомство наших героев.

— Скажите, а вы здешняя?

— Да, я приехала к тете на каникулы.

— А я в командировку… До города далеко?

— Километра два.

— Спасибо. До свидания…

Простившись, Шурик хочет продолжать свой путь, но осел, как видно, на это не согласен. Тщетно Шурик дергает его за повод.

Нина весело смеется. А Шурик беспомощно разводит руками.

— Вот видите, без вас ли шагу…

Нина охотно приходит к Шурику на помощь. Она направляется к городу. Осел немедленно следует за пей, и тут же к ним присоединяется довольный Шурик.

Вестибюль гостиницы. Шурик стоит у стойки администратора, который заполняет книгу приезжих.

— Год рождения?

— Сорок второй.

— Цель приезда?

— Этнографическая экспедиция.

— Понятно,— кивает администратор.— Нефть ищете?

— Не совсем,— улыбается Шурик.— Я ищу фольклор. Я буду у вас записывать старинные сказки, легенды, тосты…

— Тосты? — оживляется администратор.— Дорогой, тебе исключительно повезло. Я тебе помогу…

Он переворачивает дощечку с надписью: «Не курить». На обратной стороне написано: «Перерыв». На стойку администратор ставит два стакана с молодым красным вином.

— Что это? — поражается Шурик.

—Тебе же нужен тост. А тост без вина — это все равно что брачная ночь без невесты.

— Но я ж не пью…

— А я пью? Что тут пить,— презрительно фыркает администратор, доставая из-за стойки большую трехлитровую бутыль вина. Шурик в испуге отшатывается.

— Нет, вы меня не так поняли. Я совершенно не пью… Понимаете? Не имею физической возможности.

— Вот по этому поводу — первый тост.

— Тост? Сейчас запишу…— Шурик деловито достает блокнот и карандаш.

— Потом запишешь,— останавливает его администратор.— Бери стакан. Мой прадед говорил: «Имею желание купить дом, но не имею возможности. Имею возможность купить козу, но не имею желания. Так выпьем за то, чтобы наши желания всегда совпадали с нашими возможностями».

Администратор, следуя местному обычаю, ставит стакан на вытянутую ладонь и, не прикасаясь к нему

другой рукой, легко и элегантно выпивает его до дна. Шурик, следуя его примеру, тоже вынужден осушить свой стакан.

— Молодец! — одобряет администратор и тут же снова берется за бутыль.— Слушай другой тост.

Повеселевший Шурик не протестует. Более того, он удовлетворенно потирает руки.

Нина тоже уже в городе. Торопясь домой, она сбегает по крутой зеленой улочке. Почти одновременно с ней у ворот дома останавливается «Волга». Из машины выходит шофер Джабраил — дядя Нины. А за ним, разминаясь, вылезает на свежий воздух его пассажир. Это товарищ Саахов — номенклатурный работник районного масштаба. Он мужчина крупный, солидный и даже, как говорится, видный. Правда, он далеко не молод, но безусловно еще не стар.

— Я сейчас приду,— говорит Джабраил своему начальнику.

— Ничего-ничего… Я пока подышу воздухом. А то все кабинет, кабинет…

Он благодушно оглядывается, и вдруг его взгляд останавливается на Нине. Товарищ Саахов поражен в самое сердце.

— Ты где пропадаешь? — ласково спрашивает Джабраил племянницу.

— А в чем дело?

Но вместо ответа Джабраил представляет Нину подошедшему Саахову:

— Моя племянница!

— Очень приятно,— расплывается в ослепительной улыбке товарищ Саахов.

— Студентка. Учится в педагогическом институте,— говорит Джабраил.

— А-а, будет готовить нашу смену, да? — Очень приятно.

— Отличница, комсомолка, спортсменка,— продолжает Джабраил.

— Дядя про меня все знает,— смеется Нина.

Товарищ Саахов в восторге:

— Отличница и комсомолка — это как раз то, что нам нужно…

Нина заинтересовалась:

— А что вам нужно?

— У меня к вам есть, понимаете ли, такой неожиданный вопрос. Как вы относитесь к бракосочетанию?

Вопрос для Нины действительно неожиданный.

— Ну, вообще-то положительно, но…

— Ей об этом думать еще рано,— перебивает Джабраил.

— Между прочим,— веско говорит товарищ Саахов,— об этом думать никому не рано и никогда не поздно… Иди заводи, сейчас поедем…

Джабраил уходит к машине.

— А как вы относитесь к нашему сегодняшнему празднику открытия Дворца бракосочетания? — мягко спрашивает Саахов.

— Я обязательно приду.

— Придете, да?

— Обязательно.

— У меня будет к вам небольшое, но ответственное поручение.

— Какое?

— А вот там и посмотрим, да? — Саахов интригующе улыбается и со значением добавляет: — Ждем вас.

Зал городского ресторана. Наш фольклорист находится уже здесь. Вместе с Шуриком за столом — администратор гостиницы, взявший над ним шефство. Он отнюдь не собутыльник, а ассистент Шурика в его научной работе. На столике—табличка: «Стол не обслуживается». Перед Шуриком лежит блокнот, в который он записывает очередной тост, произносимый официантом. Официант с бокалом в руке заканчивает:

— И вот когда вся стая полетела зимовать на юг, одна маленькая, но гордая птичка сказала: «Лично я полечу прямо на солнце». И она стала подниматься все выше и выше, но очень скоро обожгла себе крылья и упала на самое дно самого глубокого ущелья… Так выпьем же за то, чтобы никто из нас, как бы высоко оп ни летал, никогда не отрывался бы от коллектива!

Шурик неожиданно всхлипывает.

— Что такое, дорогой? — встревоженно спрашивает официант.

— Птичку жалко! — всхлипывает опьяневший Шурик.

Новый этап научных изысканий Шурика. Вместе с ассистентом он стоит у уличного мангала, где жарятся шашлыки. Шурик несколько утратил устойчивость, но зато вернул себе оптимизм, перейдя к следующей стадии опьянения — стадии бесшабашной веселости.

Продавец шашлыков — колоритный старик горец — заканчивает свой тост:

— …и принцесса от злости повесилась на собственной косе, потому что чужестранец совершенно точно сосчитал, сколько зерен в мешке, сколько капель в море и сколько звезд на небе. Так выпьем же за кибернетику!

И он поднимает большой рог. Шурик следует его примеру…

Раздается бравурная мелодия, исполняемая духовым оркестром. Она грянула совсем рядом, тут же на площади. Это главная асфальтированная площадь города, она же центральная, она же базарная.

Сегодня воскресный день, он же базарный, он же торжественный. Сегодня открытие районного Дворца бракосочетания.

Перед входом во Дворец стоят гордые и смущенные новобрачные, почетные гости и просто любопытные. Среди гостей — Нина с подругами.

Перед микрофоном — товарищ Саахов. Рядом с ним его шофер Джабраил держит бархатную подушечку с ножницами для разрезания ленты.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.