У тебя есть хорошие знакомые адвокаты

по уголовным делам?

В роли Эвелин, стараясь закрыть постоянно расширяющуюся брешь:

«Адвокаты? Что, черт возьми, он имеет в виду?» Леденящее душу предчувствие, что должно случиться что-то ужасное.

ЭВЕЛИН

Нет.

В роли Гиттеса:

«Посмотрите на нее, спокойная и собранная, держится до последнего и изображает невинность».

ГИТТЕС

(доставая серебряный портсигар)

Не волнуйся. Я могу порекомендовать парочку.

Они дорогие, но ты можешь себе это позволить.

Гиттес невозмутимо достает из кармана зажигалку,

садится и прикуривает сигарету.

В роли Эвелин:

«О, Господи, он мне угрожает. Я спала с ним. Посмотрите на этого самодовольного типа. За кого он себя принимает?» Горло перехватывает от гнева. «Не паникуй. Постарайся все уладить. Для всего должна быть причина».

ЭВЕЛИН

Объясни мне, пожалуйста, что здесь происходит?

В роли Гиттеса:

«А, разозлилась? Хорошо. Посмотри-ка на это».

Гиттес кладет зажигалку обратно в карман и достает из него сложенный платок. Кладет его на стол и аккуратно разворачивает ткань, чтобы показать очки.

ГИТТЕС

Я нашел их у вас на заднем дворе, в пруду.

Они принадлежали твоему мужу,

не так ли… не так ли?

В роли Эвелин:

Брешь все еще не закрывается. Изумление. Ничего не понятно. Нарастающий страх. «Очки? В рыбному пруду Холлиса? Чего он добивается?»

ЭВЕЛИН

Не знаю. Да, может быть.

В роли Гиттеса:

«Хорошее начало. Дожми ее. Заставь сознаться».

ГИТТЕС

(вскакивая с места)

Да, конечно. Там его утопили.

В роли Эвелин:

Ошарашена: «Дома?»

ЭВЕЛИН

Что?!

В роли Гиттеса:

Ярость: «Заставь ее говорить. Немедленно!»

ГИТТЕС

У нас нет времени, чтобы разыгрывать удивление.

Отчет коронера подтверждает, что в момент убийства в

его легкие попала соленая вода. Поверь мне на слово,

ладно? А теперь я хочу знать, как это произошло,

хочу знать, почему, и я хочу это знать до того,

как сюда приедет Эскобар, потому что я не хочу

потерять свою лицензию.

В роли Эвелин:

Его презрительно улыбающееся, мертвенно-бледное лицо придвигается к вам. Хаос, парализующий страх, попытка взять себя в руки.

ЭВЕЛИН

Я не понимаю, о чем ты говоришь. Это самая сумасшедшая, самая безумная ситуация…

ГИТТЕС

Прекрати!

В роли Гиттеса:

Теряя контроль над собой, хватает ее, сжимая пальцами с такой силой, что она морщится от боли. Но затем выражение шока и боли в ее глазах пробуждает в нем сострадание. Брешь открывается. Сочувствие к ее сопротивлению против ненависти. Руки опускаются. «Ей больно. Послушай, парень, она ведь не совершила это хладнокровно. С кем не бывает. Дай ей шанс. Разберись во всем, шаг за шагом, но добейся от нее правды!»

ГИТТЕС

Я постараюсь помочь тебе. У тебя был приступ

ревности, вы подрались, он упал, ударился головой…

это был несчастный случай… но его девушка стала

свидетельницей. Поэтому тебе пришлось заставить

ее замолчать. Ты не хотела причинять ей вреда,

но у тебя есть деньги, чтобы заткнуть ей рот. Так или нет?

В роли Эвелин:

Брешь с грохотом закрывается, когда появляется ужасная мысль: «О, Господи, он думает, что это сделала я!»

ЭВЕЛИН

Нет!

В роли Гиттеса, который слышит ее эмоциональный ответ:

«Хорошо. В конце концов, это похоже на правду». Успокаивается. «Но что, черт возьми, здесь происходит?»

ГИТТЕС

Кто она? И не говори мне этой ерунды о сестре, потому

что у тебя нет сестры.

В роли Эвелин:

Сильнейший шок от всего происходящего раскалывает вас на две части: «Он хочет знать, кто она… Господи, помоги мне». Усталость от необходимости долгие годы хранить в себе этот секрет. Прислоняетесь к стене: «Если я ему не расскажу, он вызовет полицию, но если я это сделаю…» Выхода нет… только рассказать все Гиттесу.

ЭВЕЛИН

Я скажу тебе… я скажу тебе правду.

В роли Гиттеса:

Уверенность. Сосредоточенность. «Наконец-то».

ГИТТЕС

Хорошо. Как ее зовут?

В роли Эвелин:

«Ее имя… О Господи, ее имя…»

ЭВЕЛИН

…Кэтрин.

ГИТТЕС

Кто она?

В роли Эвелин:

Готова к самому худшему: «Расскажи все. Посмотрим, сможет ли он это пережить… смогу ли я это пережить…»

ЭВЕЛИН

Она моя дочь.

Возвращаетесь к точке зрения Гиттеса, так как надежда услышать наконец ее признание рассыпается в прах:

«Еще одна проклятая ложь!»

Гиттес накидывается на нее и бьет ладонью по лицу.

В роли Эвелин:

Жгучая боль. Оцепенение. Полное бессилие из-за чувства вины, испытываемого всю жизнь.

ГИТТЕС

Я сказал, правду!

Она безучастно стоит, словно предлагая ударить

себя снова.

ЭВЕЛИН

Она моя сестра –

Еще одна пощечина…

ЭВЕЛИН

она моя дочь –

В роли Эвелин:

Не испытывает ничего, кроме облегчения.

В роли Гиттеса:

…бьет еще раз, видит ее слезы…

ЭВЕЛИН

– моя сестра –

…еще один более сильный удар по лицу…

ЭВЕЛИН

– моя дочь, моя сестра –

…бьет наотмашь, хватает ее, с силой толкает на диван.

ГИТТЕС

Я сказал, что мне нужна правда.

В роли Эвелин:

Сначала его побои кажутся чем-то очень далеким, но удар о диван возвращает вас в настоящее, и вы выкрикиваете слова, которые никому никогда не говорили:

ЭВЕЛИН

Она моя сестра и моя дочь.

В роли Гиттеса:

Возникает брешь, слепящая глаза! Ошеломление. Ярость ослабевает, когда брешь медленно закрывается, и вы осознаете ужасный смысл, скрывающийся за ее словами.

Неожиданно по лестнице с топотом сбегает Кан.

В роли Кана:

Готов драться, чтобы защитить ее.

В роли Эвелин, которая неожиданно вспоминает:

«Кэтрин! Боже милосердный, неужели она меня слышала?»

ЭВЕЛИН

(быстро обращаясь к Кану)

Кан, пожалуйста, вернись назад. Ради всего святого, сделай

так, чтобы она оставалась наверху. Вернись к ней.

Кан бросает тяжелый взгляд на Гиттеса, затем уходит вверх по лестнице.

В роли Эвелин, поворачивающейся, чтобы увидеть застывшее выражение лица Гиттеса:

Странное чувство жалости к нему: «Бедняга… так до сих пор и не понял».

ЭВЕЛИН

…мой отец и я… понимаешь? Или это для тебя слишком сложно? Эвелин опускает голову на колени и всхлипывает.

В роли Гиттеса:

Волна сострадания: «Святые угодники… этот больной ублюдок…»

ГИТТЕС

(тихо)

1 коммент
  1. Чем же отличается сюжет воспитания от сюжета искупления вины? Степенью деструктивности гг по отношению к окружающим?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Тоже интересно