Медики БАД и ЭНДИ выбираются из машины и осматривают место.

 

БАД

Очень старый.

 

ЭНДИ

Стыд и позор.

 

БАД

Посмотри сюда.

 

Бад поднимает листок, который оставил Фил.

 

Рита подходит ближе.

 

РИТА

Можно посмотреть?

(громко читает)

«Каждую ночь, в мерцании холодных камней, я смотрел, как растет на снегу тень этого старика. В 20:02 ее не стало».

 

ЭНДИ

(повторяет)

«В 20:02 ее не стало.»

 

БАД

Ух ты, неплохо.

 

Рита отдает им записку и быстро уходит.

 

ЭНДИ

Думаешь он сам это написал?

 

БАД

(с сомнением)

Шутишь?

 

СМЕНА ПЛАНА:

 

ЭКСТ. МЕЙН СТРИТ – ВЕЧЕР

Рита с Филом подходят к «Пенсильванийцу», самому старому и самому лучшему отелю Панксатони.

 

РИТА

Что теперь?

 

ФИЛ

Пошли. Увидишь.

 

Они входят.

 

СМЕНА ПЛАНА:

 

ИНТ. ВЕСТИБЮЛЬ ГОСТИНИЦЫ – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Фил и Рита входят и слышат музыку, доносящуюся из комнаты дальше.

 

На стенде, обитом черным бархатом, читается надпись СВАДЬБА КЛЕЙСТЕР – СКОТТ.

 

СМЕНА ПЛАНА:

 

ИНТ. ВЕЧЕРИНКА – ПРОДОЛЖЕНИЕ

Фил и Рита входят в банкетный зал, декорированный ленточками, шариками и цветами. Здесь стоит длинный стол со сладостями и чаша с пуншем. Другой длинный стол загружен свадебными подарками. Небольшая группа исполняет песни.

 

Люди танцуют. Гости одеты во взятые напрокат смокинги и взятые там же пышные платья.

 

РИТА

Невероятно. Чья это свадьба?

 

Фил хватает два бокала с шампанским и протягивает один Рите.

 

ФИЛ

Просто друзей. Дориз!

 

Бодрая молоденькая невеста ДОРИЗ спешит к Филу. Она волочет за собой ФРЕДА, своего жениха.

 

ДОРИЗ

Здравствуйте, мистер Коннорз! Пойдем, Фредди.

 

ФРЕД

Привет.

 

ДОРИЗ

Этот тот парень, о котором я тебе говорила.

 

ФРЕД

Правда?

 

ФИЛ

Как дела, Фред?

 

ФРЕД

Я хочу вас поблагодарить, за то, что помогли Дориз принять решение.

 

ФИЛ

Шутишь? Не думай, что это сыграло большую роль. Она и так от тебя без ума, дружище.

 

ДОРИЗ

Я правда рада, что вы смогли прийти.

 

ФИЛ

Поздравляю.

 

Фил лезет рукой в карман, достает оттуда два билета и протягивает их Дориз.

 

ДОРИЗ

Что это? О, не могу поверить! Не может быть! Аххх!

 

Дориз бросается на Фреда и начинает прыгать. Фред хватает билеты.

 

ФРЕД

Врестлмания! Не может быть! Не может быть!

 

Дориз бросается на Фила.

 

ДОРИЗ

Откуда вы узнали?

 

ФРЕД

Мы ведь и так собирались в Питтсбург!

 

ФИЛ

Не знаю, я просто думал о вас, старался представить, что вы двое любите больше всего на свете и догадался. Бинг! Врестлмания!

 

ФРЕД

Спасибо, мистер Коннорз. Вы настоящий друг.

 

ДОРИЗ

Просто лучший!

 

Дориз целует Фила. Они уходят.

 

РИТА

Я не понимаю. Ты носишься от одного человека к другому по всему городу, в котором бываешь раз в год, знаешь все, что должно произойти, и ты… не знаю, словно ты самый знаменитый человек в Панксатони.

 

Группа заканчивает играть. Гости прекращают танцевать и идут к закускам. На какое-то время Фил и Рита остаются одни.

 

ФИЛ

Что ты хочешь знать?

 

РИТА

Кто ты такой?

 

ФИЛ

Я правда не знаю.

 

РИТА

Нет, ну с тобой ведь что-то происходит.

 

ФИЛ

Хорошо, я просыпаюсь каждый день в Панксатони, на дворе второе февраля. И это сверхъестественно. Я теперь уже даже не пытаюсь это объяснить. И я проживаю каждый день так, словно это единственный день, который у меня есть.

 

Рита долго смотрит ему в глаза, но видит в них только добро, и правду.

 

РИТА

Это удивительно.

 

ФИЛ

А знаешь, что действительно удивительно? Я ждал тебя каждый день все эти две тысячи лет. Я мечтал о тебе каждую ночь. Ты была моим единственным оружием против полной безысходности, одно ощущение твоего существования поддерживало во мне жизнь. Как тебе это?

 

Рита теряет дар речи. Несомненно – это самые лучшие слова, которые кто-нибудь когда-нибудь кому-нибудь говорил.

 

Мэри, учитель фортепиано, замечает Фила.

 

МЭРИ

Фил!

(своей подруге)

Это тот парень.

 

ФИЛ

Привет, Мэри. Рита, это один из лучших музыкантов Панксатони.

 

МЭРИ

Да ладно тебе. Кто бы говорил. Не хочешь что-нибудь сыграть?

 

ФИЛ

Нет, я…

 

МЭРИ

Пожалуйста.

 

ФРЕД

Ну, мистер Коннорз, давайте.

 

Фил смотрит на Риту. Та пожимает плечами и кивает.

 

Фил поднимается на платформу и садится за пианино. Он начинает играть медленную серьезную классическую пьесу. В зале становится тихо. Это так прекрасно, что Рита почти плачет.

 

Затем, сделав небольшую паузу, чтобы последние ноты дошли до слушателей, Фил начинает играть быструю живую веселую джазовую песню. Все в восторге, к его игре подключаются ребята из группы, гости разбиваются на группы и начинают танцевать.

 

Старый простак ДЯДЮШКА ЛЕО хватает Риту и они начинают быстро танцевать.

 

ЛЕО

Вы привели классного парня. Доктор Коннорз, знаете ли, вылечил мне спину.

 

РИТА

Доктор Коннорз?

 

Рита смотрит на Фила, весело играющего на фортепиано.

 

СМЕНА ПЛАНА:

 

ЭКСТ. УЛИЦА – НОЧЬ

Идет легкий снежок. Взявшись за руки, очень близко друг к другу, они идут по улице. Останавливаются и обнимаются. Фил смотрит на Риту. Она похожа на ангела.

 

ФИЛ

Подожди! Не шевелись!

 

Фил собирает немного снега и начинает его трамбовать, весело и с неистовой энергией лепит большой комок.

 

РИТА

Снеговика делаешь? Давай я помогу.

 

ФИЛ

Нет, не надо. Стой на месте.

 

Фил поднимает получившийся комок и водружает его на почтовый ящик. Затем смотрит на нее и начинает что-то лепить.

 

ПРЕВРАЩЕНИЕ:

 

ПОЗЖЕ

 

С помощью палки и жара своих рук Фил делает снежную скульптуру из тонких линий. За этим наблюдают несколько случайных свидетелей, Фил заканчивает и встает.

 

РИТА

Можно мне посмотреть?

 

ФИЛ

Хорошо, смотри.

 

Невероятная схожесть с Ритой. Снег – белый как гипс, чистый как мрамор. Прекрасное, утонченное творение.

 

РИТА

(переполена эмоциями)

Никто никогда не делал такого для меня. Даже на картинах. Это прекрасно.

 

ФИЛ

Так я тебя вижу. Когда на меня наваливается слишком много проблем, я просто закрываю глаза и вижу тебя – вот такой. Бери и держи его в морозилке.

 

Рита обнимает Фила. Они смотрят друг на друга, глаза в глаза, почти готовы поцеловаться.

 

ФИЛ

За принца-лягушку.

3 коммента
  1. Видно, что не с оригинала взяли, а кто-то по фильму писал. До 7-ой страницы столько скобок. Ужас. Закрыл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.