Самое ужасное – начинать этот день заново. Завтра ты даже не будешь ничего помнить. Снова будешь разговаривать со мной, как с полным идиотом…

 

РИТА

Нет…

 

ФИЛ

В этом нет твоей вины. Я и есть идиот.

 

РИТА

Нет, ты не идиот.

 

ФИЛ

Ладно, я не идиот. Но это не имеет никакого значения. Я столько раз себя убивал, что теперь даже не существую. Я стал совсем пустым.

 

РИТА

Или совсем чистым.

 

ФИЛ

Если ты и дальше будешь такой оптимисткой, мне придется тебя немного помять.

 

РИТА

Подожди! Это все уже было?

 

ФИЛ

Что именно?

 

РИТА

Ты меня сюда приводишь, мы кидаем карты, приносят пиццу…

 

ФИЛ

Нет, это впервые.

 

РИТА

(возбужденно)

Ну?

 

ФИЛ

Что ну?

 

РИТА

Ну так каково это – делать что-то совершенно новое?

 

Фил смотрит на нее с невыразимой любовью и благодарностью.

 

ФИЛ

Приятно. Очень приятно.

 

Он берет кусок пиццы и начинает с аппетитом его есть.

 

ПРЕВРАЩЕНИЕ:

 

КОРОБКА ИЗ-ПОД ПИЦЦЫ – ПОЗЖЕ

 

Остался только один кусок.

 

Фил и Рита сидят на кровати, рядом, но не вплотную. По радио играет приятная музыка.

 

РИТА

Иногда мне хочется прожить тысячи жизней. В одной быть хорошим журналистом. В другой, даже не знаю, вернуться в школу, изучать искусство или автомеханику. Еще в одной заняться всем тем, на что обычно не хватает времени – ну знаешь, оплатить счета, довести до ума машину. В другой стать дикаркой из Борнео. Еще в одной – стать матерью Терезой. Возможно, это не проклятие, Фил. Все зависит от того, как на это посмотреть.

 

Фил долго на нее смотрит, впитывая в себя все ее слова. Затем он очень громко отрыгивает. Рита удивленно на него смотрит и неожиданно отрыгивает и сама.

 

РИТА

Хочу, чтобы ты знал – это был просто чудесный день.

 

ФИЛ

Для меня тоже.

 

РИТА

Может быть, если тебе это не надоест, мы сможем его повторить.

 

ФИЛ

Надеюсь.

 

На часах – 11:59. Рита берет Фила за руку. Он обнимает ее второй рукой.

 

Они смотрят друг другу в глаза. Рита дарит Филу добрую улыбку. Сжимает его руку. Они смотрят на часы.

 

11:59 сменяется на 12:00.

 

Рита смотрит на Фила, словно в ожидании какого-то чуда.

 

РИТА

Ты все еще здесь!

 

ФИЛ

Я знаю.

 

РИТА

Я думала, ты должен исчезнуть… или я… или что-то такое.

 

ФИЛ

Нет до шести.

 

РИТА

Ах ты хитрец!

 

Она разыгрывает злость.

 

ФИЛ

Я никогда не говорил, что это произойдет в полночь!

 

РИТА

Но ты же знал, что я жду полночи!

 

ФИЛ

Но я этого не говорил.

 

РИТА

О, не могу поверить!

(она бьет его подушкой)

Я не знала, что это растянется на всю ночь!

 

ФИЛ

Значит теперь ты уйдешь?

 

РИТА

Нет.

 

Фил берет ее за руку. Рита не сопротивляется.

 

ПРЕВРАЩЕНИЕ:

 

ПОЗЖЕ

 

Теперь Рита сидит вплотную к Филу, ее голова покоится на его плече. Она начинает клевать носом, но ловит себя на этом.

 

РИТА

Извини.

 

ФИЛ

Ничего, можешь спать. Не бойся я не буду тебя трогать… почти.

 

РИТА

Да ничего, все в порядке. Я не устала. Что ты там говорил?

 

Ее глаза снова начинают закрываться.

 

ФИЛ

Я рассказывал, что корова все-таки в конце концов вернулась к своему владельцу.

 

РИТА

(засыпая)

Правда?

 

ФИЛ

Правда.

 

Он смотрит на нее, видит, что она и правда заснула, затем аккуратно и нежно укладывает ее в удобную позу на кровати. Аккуратно подкладывает ей под голову подушку и устраивается рядом.

 

ФИЛ

А еще я собирался сказать, что ты самая добрая, самая милая и красивая девушка, которую я только встречал в своей жизни.

 

Она начинает шевелиться, но он нежно целует ее в плечо и она засыпает.

 

ФИЛ

Тсссс. Вот так.

(убедившись, что она снова заснула)

Возможно я никогда тебе в этом не признаюсь, но с первой минуты, когда я тебя увидел, я просто хотел оказаться рядом, быть с тобой рядом до конца жизни. Каждый раз, когда я видел тебя на станции, я думал, что мое сердце сейчас взорвется. Я часто мечтал о том, как мы могли бы быть вместе. В моих мечтах ты любила меня так же сильно, как я тебя, и нам даже не надо было что-либо друг другу говорить, чтобы друг друга понимать.

 

Она снова начинает шевелиться, но он снова ее целует, пока она вновь не погружается в глубокий сон.

 

ФИЛ

Я знаю – такой парень, как я, никогда не заслужит возможность быть с тобой. Но если у меня все-таки будет такая возможность, клянусь, я буду любить тебя до конца своей жизни.

 

Рита открывает глаза.

 

РИТА

(сонно)

Ты что-то сказал?

 

ФИЛ

Спокойной ночи, Рита.

 

Он нежно целует ее в лоб.

 

РИТА

Спокойной ночи, Фил.

 

КП – ЧАСЫ

 

Время сменяется с 5:59 на 6:00. Начинает играть радио.

 

Фил просыпается в кровати один. Какое-то время он лежит так, затем выскакивает из кровати, словно переродившийся заново человек, и идет в направлении душа.

 

СМЕНА ПЛАНА:

 

ЭКСТ. ХОЛМ ИНДЮКА – РАССВЕТ

Рита и Лари на тесной площадке для прессы, они начинают расставлять оборудование.

 

Появляется Фил, в его руках два стаканчика с кофе.

 

ФИЛ

Рита?

 

Она смотрит на него, на ее лице нет и тени того, что она испытала прошлой ночью.

 

РИТА

О, привет, Фил.

 

ФИЛ

Я подумал – может тебе захочется кофе.

 

Он протягивает ей стаканчик.

 

РИТА

Спасибо!

 

ФИЛ

Осторожно, горячий. Лари?

 

Он протягивает стаканчик Лари.

 

ЛАРИ

(удивленно, бормочет)

Да, спасибо.

 

РИТА

Мы как-раз ставили камеру.

 

ФИЛ

Знаешь, я тут встретил случайно Бастера Грина, он тут типа главный, и он показал мне место больше подходящее для съемки.

 

РИТА

Правда?

 

ФИЛ

Может нам правда его послушать? Как думаете?

 

РИТА

Мне идея нравится. Лари?

 

ЛАРИ

Да, почему нет?

 

РИТА

Хорошо. Спасибо, Фил. Хорошая работа.

 

Она тянется к сумке с оборудованием.

 

ФИЛ

Я возьму.

 

Фил помогает Лари нести камеру со штативом.

 

ФИЛ

(к Лари)

Мы с тобой никогда не говорили, Лари. У тебя есть дети?

 

Лари смотрит на него подозрительно. Рита видит Фила в неожиданно хорошем свете.

 

СМЕНА ПЛАНА:

 

ИНТ. БИБЛИОТЕКА – ДЕНЬ

В библиотеку заходит Фил, он подходит к библиотекарше.

 

ФИЛ

Где у вас отдел философии?

 

БИБЛИОТЕКАРЬ

Вниз и налево.

 

3 коммента
  1. Видно, что не с оригинала взяли, а кто-то по фильму писал. До 7-ой страницы столько скобок. Ужас. Закрыл.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Тоже интересно
Читать

Свой среди чужих, чужой среди своих. Сценарий

Волшанский губком заседал в гулком, громадном зале старинного особняка. Низко висевшие над столом керосиновые лампы с трудом боролись с темнотой.У секретаря губкома Василия Антоновича Сарычева — усталое и бледное, с припухлыми от бессонницы веками лицо нездорового человека.